Ревность старшего ребенка к новорожденному Ревность старшего ребенка к новорожденному
До года иконка

Ревность старшего ребенка к новорожденному

Мамы знают, что материнство реальное отличается от идеальных картинок в Instagram и рекламе. В настоящем материнстве есть место не только для радости от первой улыбки малыша, но и для слез, усталости, отчаяния, бессилия, нелюбви к окружению и себе по самым разным причинам.

Это только кажется, что ты можешь контролировать все, а беременность и роды пойдут так, как ты запланировала. Но в реальной жизни все иначе — сталкиваешься с кучей проблем, о которых даже не подозревала. И когда все идет кувырком, а тебя вот-вот накроет истерика, самое главное — не поддаться ей. Подобная ситуация была и у меня. И в своей статье я бы хотела честно рассказать о том, что такое ревность старшего ребенка.

Я очень долго не решалась родить второго малыша: проблемы с жильем, переезд, новая работа. В итоге, когда тест показал две заветные полоски, старшему сыну исполнилось уже 10 лет. Мы с мужем были безгранично счастливы, и я думала, что сын тоже разделит нашу радость. Но все вышло не так, как я думала.

Старший был первым и ребенком, и внуком с обеих сторон. Наверное, вы представляете себе, насколько сильно его любили и мы, и бабушки с дедушками. Очень долго я не могла признаться самой себе в том, что сын растет очень балованным. На вопросы о том, хочет ли он младшего брата или сестру, он всегда отвечал всем примерно одно и то же: «А зачем? Мне и одному неплохо!»

Новость о том, что в нашей семье скоро будет прибавление, сын воспринял в штыки. Его первой реакцией было неверие. Мы показали ему снимок УЗИ, объяснили, что теперь он будет не один, но сын говорил, что мы его обманываем. Новость о том, что в семье будет кто-то еще помимо него, стала настоящей трагедией для сына, потому что следующие полгода все его поведение подчинялось классической схеме принятия горя.

После отрицания и неверия у него наступил период гнева. Ни одного дня не проходило без того, чтобы мы не поругались. Сын был похож на ощетинившегося ежа: любое слово ввергало его в такую пучину гнева и злости, что становилось страшно. Он ругался, кричал, что не хочет становиться старшим братом, что хочет быть один в семье.

Чтобы не усугубить ситуацию, мы ходили на консультацию к психологу. Тот уверил нас, что такая реакция — вполне нормальная, это протест эгоизма и себялюбия. Злость и гнев должны найти выход, иначе, подавленные, они будут разрушать сына изнутри. Совет был прост: дайте ему вызлиться.

Я была в ужасе и не верила, что такое может быть. Мы старались растить сына добрым и отзывчивым, показывая это на собственном примере. Я ругала и винила себя в том, что где-то что-то упустила и не дала, раз получила такую реакцию. Я думала, что злость его никогда не закончится. Но каково было мое удивление, когда через пару месяцев сын успокоился и перешел к следующей фазе. Так у нас начались торги.

«Подарите мне компьютер, тогда вы меня не увидите, я не буду вам мешать», «Вы кровать купили? Тогда мне тоже новую надо», «А если ему будете покупать игрушки, мне тоже тогда купите, а то мне будет обидно», «Если он не будет ко мне приставать, то я его не буду обижать», «Если я поеду к бабушке с дедом, то его не берите, а то будет скандал, я хочу быть там один» — эти и множество других «если» и «тогда» не сходили с уст сына. Каждое такое его «пожелание» встречалось разумной критикой и объяснениями с нашей стороны.

Сын свыкся с мыслью о том, что скоро нас будет четверо

Когда второй триместр подходил к концу, ситуация стабилизировалась. Сын свыкся с мыслью о том, что скоро нас будет четверо. Кивая на растущий живот, он иногда спрашивал: «А какого он сейчас там размера?», и мы вместе искали в интернете информацию о том, как сейчас выглядит плод, сколько он весит и что уже умеет делать. Особенно сильно сына смешили сравнения размеров плода с продуктами: груша, апельсин, баклажан.

Однажды вечером я услышала, как сын плачет — горько, со всхлипами. На все мои расспросы он отвечал: «Ничего», — и заливался слезами пуще прежнего. Я, уже сама в слезах, смогла выудить из него признание: сын боялся, что после рождения второго ребенка его перестанут кормить, одевать и обувать, а когда младший подрастет и займет его место, то вообще выгонят на улицу.

С этим страхом мы справились быстро благодаря соседям с четырьмя детьми. «Видишь, сынок, никого не выгнали, всем покупают все одинаково, никто не ходит голодный или в обносках», — это его успокоило. Но потом слезы стали литься по любому поводу: вы отдадите ему мои игрушки, вы не будете меня любить, отправите меня к бабушке с дедом — чего только я не выслушала за эти несколько недель! На большинство его страхов я могла ответить, но иногда они были настолько странные и нелепые, что я терялась. Чего стоит его заявление о том, что «его детей вы будете любить, а моих — нет!» Однажды он спросил, не умру ли я во время родов, — в общем, почти все, что сын проговаривал вслух, было окрашено депрессивными оттенками.

Наконец, миновала и эта стадия — я точно помню, что закончилась она в начале мая. Я пошла на последний скрининг, после которого вместе с заключением мне вручили распечатку УЗИ плода с указанием пола — девочка! И вот тут сын сменил гнев на милость: он помогал выбирать одежду, перебрал свои старые игрушки и благородно выделил часть из них для сестры.

После родов

Пока я была на сохранении и в роддоме, он писал или звонил мне каждый день: спрашивал, как чувствую себя я, не родилась ли еще сестра. После выписки сын отобрал у нас коляску и собственноручно вез до самого дома. И вот теперь, спустя год с небольшим, он стал настоящим старшим братом. Я безбоязненно могу поручить ему дочь и приготовить обед или ужин, принять душ, сбегать в магазин. Вспоминая то время, я вздыхаю с облегчением. Да, было тяжело, но мы нашли выход, не озлобили сына, не настроили его против себя и младшей сестры.

Я знаю много примеров, когда старший ребенок спокойно принимает весть о будущем пополнении, радуется этому и с нетерпением ждет встречи с малышом. Знаю печальные истории, когда старший ребенок так и не принял младшего, ненавидел его и даже пытался покалечить. В любом случае не стоит ругать ребенка за это, обвинять в жестокости или эгоизме. Самое главное — начать подготовительную работу еще задолго до самих родов, объяснять, отвечать на вопросы и по-прежнему любить.

Пока мы искали способ решить нашу проблему, я прочла несколько книг по детской психологии. Ниже я хотела бы резюмировать эти знания и рассказать, как дети разного возраста воспринимают рождение младшего, и что можно сделать, чтобы ослабить ревность.

1–2 года

Фрэн Уолфиш, автор книги «Самосознательный родитель», утверждает, что в возрасте до двух лет ребенок все еще зависит от мамы, ему будет тяжело делить ее внимание с кем-то другим. Отсюда появляются ревность и эмоциональная неустойчивость — старший пытается привлечь как можно больше внимания к себе любыми способами, в том числе капризами, истериками, драками и т.д. Порой ревность может скрываться глубоко внутри старшего ребенка, проявляясь в банальной жадности по отношению к младшему. Не стоит ругать его за это, просто он все еще скорбит о конце своей прежней жизни.

Справиться с подобной ситуацией будет сложно, но возможно. Главное правило: каждый день проводите время со своим старшим ребенком наедине, только вы и он. Час, полчаса или даже 15 минут, но в это время вы должны целиком и полностью принадлежать старшему. Никаких телевизоров, гаджетов и других людей — сосредоточьтесь на своем ребенке.

Напоминайте себе улыбаться каждый раз, когда ваш малыш входит в комнату, целуйте его, как только он оказывается рядом с вами — делайте все то, что делали до того, как вы забеременели или у вас появился младший ребенок. В то же время не перегибайте палку, не попадайтесь в ловушку уговоров. Если ребенок плачет и просится на руки, а вы в это время кормите или переодеваете младшего, просто скажите: «Тебе грустно, что я не могу взять тебя на руки прямо сейчас. Мне тоже грустно от этого. Но когда я закончу, я обязательно возьму тебя на руки и крепко обниму». Таким образом вы не дистанцируетесь от ребенка, вы контейнируете его эмоции и показываете, что он вам небезразличен.

2-3 года

2–3 года

В возрасте 2–3 лет детей накрывает кризис трехлеток. Добавьте сюда появление младшего ребенка, и вы поймете, почему ваш покладистый малыш превратился в плаксу и прилипалу. В этом возрасте у ребенка также может начаться мнимый регресс навыков. Он может снова начать писать в штаны, отказываться самостоятельно есть, будет пить из поильника, а не кружки. Некоторые, видя, как мама кормит грудью младшего ребенка, будут также требовать грудь. Ребенок, который спал в своей постели, может внезапно захотеть спать с вами, особенно если младший находится в вашей комнате.

Не злитесь, ребенок делает все это не назло вам — он просто хочет вернуться к тому времени, когда единственным ребенком был он сам, а вся забота и любовь мамы и папы доставалась только ему. Бороться с подобными проявлениями лучше всего с помощью смеха. Попробуйте сказать что-нибудь вроде: «Похоже, ты тоже хочешь стать малышом» и разрешите делать ребенку то, что он вознамерился сделать. Пусть ползает на четвереньках, пьет из поильника, сосет соску, ваша задача — посмеяться над этим без злобы. Ваш смех поможет ребенку преодолеть печаль и продвинуться дальше от ревности.

4–6 лет

Взрослея, дети становятся более понятливыми, поэтому в возрасте 4–6 лет старший ребенок воспринимает рождение младшего более спокойно. Его мир постепенно расширяется, поэтому помимо вас у старшего ребенка есть игрушки, секции, хобби, друзья, детский сад. Тем не менее он по-прежнему привязан к вам и, не получая должного внимания, может опасаться, что не достоин вашей любви.

7-10 лет

7–10 лет

После семи лет большинство детей умело контролируют свои эмоции, а при необходимости хорошо скрывают их. Требуется большое усилие, чтобы заставить детей этого возраста говорить и открыто рассказывать о своих чувствах. Задача состоит в том, чтобы заставить их выразить любую ревность, которая может привести к неприятному поведению, грубости, неповиновению и т.д. Как и всегда, действовать здесь нужно не напролом, а как бы между прочим. Например, попросите старшего ребенка вспомнить, каково было быть единственным ребенком в семье и что изменилось в жизни сейчас. Если он признается, что чувствует ревность, заверьте его в своей любви и спросите, чем вы можете помочь. Или расскажите ему о случае, когда вы завидовали своему брату или сестре. Чтобы помочь вашим детям наладить отношения друг с другом, постарайтесь вовлечь старшего ребенка в общение с младшим. Это может быть посильная помощь: посидеть с малышом, пока вы готовите обед, отвлечь песней во время смены подгузника и т.д. Но будьте осторожны: не делайте из старшего ребенка няню, иначе вы получите противоположный результат, превратив младшего в обузу.

Как видите, главным условием для прохождения кризиса и усмирения ревности у старшего всегда являются любовь и терпение. Надеюсь, моя история поможет вам решить проблему ревности старшего ребенка к младшему и заложить между ними прочный фундамент любви и дружбы.

Huggies    

Автор:

дважды мама и начинающий писатель

EmptyView

EmptyView

Участвуйте в программе лояльности MyHuggies

Участвуйте в программе лояльности MyHuggies